Родные душы

29.08.201802:00

Родные душы

Жизнь моя, не заладилась с самого детства. Меня ещё младенцем подбросили в больницу. Дальше было тяжёлое детство, постоянное одиночество. Целыми днями, я сидела у окна своей комнаты, выглядывая маму. Она часто приходила ко мне во сне, такая красивая и родная…

После детдома, жизнь моя стала ещё тяжелее. Я работала на заводе, и жила в крохотной комнатке, в коммуналке. С соседями мне так же не повезло. Это была многодетная семья. Родители — алкоголики, их дети были мелкими воришками.

Однажды, я пришла с работы, и увидела выбитую дверь у себя в комнате. Всё было перевёрнуто вверх дном. Естественно, все мои сбережения пропали. Виновных я так и не нашла, соседи сделали вид, что ничего не знают. У меня лопнуло терпение, и я сказала им, что если не вернут мои деньги, то я буду вынуждена обратиться в милицию.

— Как ты смеешь, проходимка, обвинять нашу честную семью в воровстве? — кричала моя соседка Клава, еле держась на ногах.

— Убирайся отсюда! — выкрикнул её муж, и схватив меня за шиворот, вышвырнул в подъезд.

Я сидела на лавочке в парке, и горько рыдала, не понимая, за что мне это всё? Была поздняя осень, моросил мелкий, холодный дождь. Я не знала куда мне идти, у меня не было ни друзей, ни близких.

— Милочка, у вас что-нибудь стряслось? — спросила у меня старушка, гулявшая с болонкой.

Посмотрев на неё, я ещё больше разрыдалась. Женщина села возле меня, и погладила меня по спине, успокаивая. Я почувствовала душевное тепло, которое исходило от неё. Не знаю почему, но я рассказала ей всё о своей жизни.

Мы проговорили часа два. Вера Ильинична, уже вся продрогла, собачка её стала жалобно скулить.

— А пойдем к мне, Аннушка. Я напою тебя вкусным чаем с пирогом, а утром, решим, что тебе делать дальше, — произнесла бабулька, и взяла меня под руку. Я послушно пошла за ней, чувствую в этой женщине, родную душу.

На следующий день, мы с Верой Ильиничной пошли к участковому. Я рассказала ему всё о своих соседях, и написала заявление. Участковый сказал, чтобы я не тревожилась, он во всём разберётся, и проведёт серьёзную беседу с моими соседями. Больше они не потревожат меня.

Так и случилось, вечером я вернулась домой, Михаил, мой сосед, был трезв. Он слёзно извинился передо мной, и пообещал вернуть мне пропавшие деньги, как только получит зарплату.

Каждый день, после работы, я спешила в гости к Вере Ильиничне. Бабулька всегда ждала меня у окна, и увидев меня, радостно махала рукой, и шла на кухню ставить чайник.
Вера Ильинична, была так же одинока, как и я. Мужа она давно схоронила, а детей им Бог не дал. Мы привязались друг к другу, я спешила с работы к ней, зная, что меня ждут, и я кому-то нужна.

Женщина давно приглашала меня переехать к ней жить, ведь она жила одна, в большой, просторной квартире. Я отказывалась, потому что мне было не удобно, я понимала, что старушка меня просто жалеет.

— Здравствуй, Аннушка! У меня сегодня ночью, случился приступ гипертонии, и даже не было кому подать мне стакан воды! Я сколько раз просила тебя, переезжай ко мне пожалуйста,- сказала Вера Ильинична, и прослезилась.

Мне стало очень стыдно и неудобно перед ней, за свой эгоизм. Я пообещала ей, прямо сегодня, забрать свои вещи, и переехать жить к ней. Буквально на следующей день, после моего переезда, Вера Ильинична потащила меня к нотариусу, и переоформила на меня свою квартиру и дачу.

— У меня никого кроме тебя нет Аннушка, всё равно всё достанется государству. А так, я буду спокойна за тебя, и у тебя будет собственное жильё.

Я обняла старушку, и поцеловала, сказав, что наконец-то сбылась мечта моего детства. Теперь у меня есть бабушка, и дом.

Как-то, проснувшись среди ночи, я услышала какой-то непонятный шорох на кухне. Включив свет, я закричала. На полу лежала Вера Ильинична. Женщина пыталась подняться, но острая боль в ноге, останавливала её.

Я хотела помочь бабуле, но она была слишком тяжёлой. Испугавшись, я выбежала на лестничную площадку, и стала стучать во все двери. Была поздняя ночь, и мне никто не открывал. Растерявшись, я не могла сообразить, что мне делать. Вдруг, один из соседей, открыл дверь, и спросил, что у меня случилось.

Мужчина зашёл к нам, посмотрел на Веру Ильиничну, и присвистнул. Он скомандовал, чтобы я не трогала бабулю, а сам пошел к телефону, вызвать скорую помощь.

Как оказалось, Максим был врач-травматолог. Он предположил, что у старушки тяжёлый перелом, но нужно ехать в больницу, и только после рентгена, делать выводы.

Сосед наш оказался прав, он поехал вместе с нами, и контролировал весь процесс. Вере Ильиничне наложили гипс, и предложили госпитализацию. Старушка стала отказываться, умоляюще смотря на меня.

Я настояла на домашнем лечении, а Максим, поддержал меня, пообещав медикам каждый день навещать соседку, и наблюдать за ней. Максим сдержал своё слово, и приходил к нам каждый день с гостиницами. Мы угощали его чаем, и подолгу беседовали втроём.

— Это он к тебе Аннушка бегает, — сказала как-то после его ухода старушка.

— Нравишься ты ему, я сразу это заметила. Ты присмотрись к Максиму, он очень хороший человек.

Я покраснела, но ничего не сказала. Максим давно мне нравился, наверное, я влюбилась в него, как только увидела. Бабуля моя быстро шла на поправку. Вскоре ей сняли гипс, но ходить теперь ей приходилось ходить с палочкой.

Как-то я пришла с работы, и заметила, что Вера Ильинична, ведёт себя странно. Женщина смотрела на меня заговорщически, а потом произнесла:

— На выходных Аннушка, поедем на нашу дачу. Уже весна, и нужно приводить участок в порядок. Я договорилась с Максимом, он отвезёт нас на машине, а заодно и крышу посмотрит.

Вера Ильинична покраснела, и пошла к себе в комнату. Я понимала, что бабуля моя, что-то не договаривает, но промолчала, делая вид, что ничего не замечаю. В субботу мы отправились втроём за город. Дача мне очень понравились. Уютный, небольшой дом и чудесный фруктовый сад, не мог не умилять.

Вечером, Максим приготовил шашлык, мы накрыли шикарный стол в саду, и сели ужинать. После ужина, Максим пошёл в дом, и вышел обратно с какой-то коробочкой в руках.

— Анна, я давно люблю тебя, наверное с первого взгляда, как только увидел тебя заплаканную на лестничной площадке,- Максим улыбнулся, и протянул мне коробочку с кольцом.

— Прошу тебя, стать моей женой, — произнёс Максим, и опустил голову.

Я растерявшись от неожиданности, и посмотрела на Веру Ильиничну. Бабуля сидела со слезами на глазах, и не выдержав моей паузы, прошептала:

— Соглашайся доченька, соглашайся!

Я улыбнулась Максиму, и обняла его. Год назад, я даже не мечтала о таком счастье. За это время, я нашла свою родную душу — мою бабулю, обрела уютный дом, и любимого человека.

После этого, я поверила и в мечту, и в счастье.

Источник

Родные душы
Adblock
detector